Азбука чувств. Равнодушие

04/03/2012

Равнодушие - это сигнал: происходит что-то серьезное. Значит, родителям нужно обязательно направить свое внимание на ребенка, самим не быть равнодушными к его состоянию. Молчание, безучастность, кажущееся спокойствие не должны успокаивать вас: там, где покоя не предполагается, его и нет. Равнодушие не означает равновесия, скорее - наоборот.

Защитная реакция, отсутствие переживаний, чувств. Не базовое чувство, с которым человек рождается, а приобретенное состояние, которое формируется в процессе жизни.

Может проявиться в ответ на сильные стрессовые переживания, с которыми человек не справляется.

Равнодушие - это сигнал: происходит что-то серьезное. Значит, родителям нужно обязательно направить свое внимание на ребенка, самим не быть равнодушными к его состоянию. Молчание, безучастность, кажущееся спокойствие не должны успокаивать вас: там, где покоя не предполагается, его и нет. Равнодушие не означает равновесия, скорее - наоборот.

Беспокоимся

На консультацию мама Елена приводит сына, 10-летнего Сережу. Мальчик заходит, опустив глаза в пол, невнятно здоровается. За ним входит мама - и с порога начинает активно и энергично жаловаться на ребенка:

- Видите, ничего он не хочет, на меня ему наплевать. Я его одна воспитываю, из сил выбиваюсь, а ему все равно. Учителя жалуются, что ничего ему не интересно. Что бы я ему ни говорила, полное равнодушие в ответ, никаких чувств! Правда, с друзьями он может целыми днями общаться, вот с ними он оживает, - с явной обидой в голосе добавляет мама. Сережа слушает маму с безучастным лицом, отвернувшись, уныло разглядывая кабинет. Спрашиваю про папу ребенка.

Мама начинает в волнении перебирать пальцами рук:

- Отец, конечно, есть, но его и нет, я все сама, все воспитание на мне, иногда только в выходные забирает его, игрушку подарит, в кино сводит - что это за воспитание?! А развод был, когда Сереже три года было. Всю семью я тащила на себе, муж был безынициативный, как ребенок, а зачем мне два ребенка?

И вот мама оставляет сына наедине со мной. Его лицо тут же снова выражает безучастность. На вопрос о чувствах, с которыми он пришел сюда, ответил неохотно:

- Ничего не чувствую. Мать велела прийти, плакала, сказала, что могут из школы выгнать, вот я и пришел. Но мне все равно, что будет с оценками.

Это мне все равно звучало много раз во время разговора, и движения, сопровождающие слова, были вялые. А ведь это сигнал психологической травмы ребенка. Значит, ему приходится скрывать свои истинные чувства за маской равнодушия.

Обижаемся

Я спрашиваю про папу. Сергей начинает напрягаться, видно, что это очень болезненный вопрос. По папе он очень скучает, но маме этого показывать нельзя, так как она воспринимает это как предательство со стороны сына, а за обидой стоит страх, что ему лучше с отцом, чем с ней. Самое сильное наказание для него - когда мама запрещает встречаться с отцом. А так как она часто прибегает к этому, то выработалась у сына постоянная защитная реакция -
маска равнодушия, через которую уже довольно сложно пробиться. На следующую встречу приглашаю отца ребенка. Зовут Юрий. С Сергеем они похожи.

Первые слова:

- Что бы Вам Елена ни рассказала, я люблю своего сына и переживаю за него. Чувствую свою вину из-за развода: Сережа очень переживал, плакал. Я целых полгода не общался, трудно было с женой договориться. Потом понял, что не могу без общения с сыном, позвонил. Но Сергей изменился, он меньше мне радовался, меньше огорчался. Стал закрытым. С тех пор мне тоже к нему пробиться сложно.

Наводим мосты

Для Сергея было важно, что папа тоже пришел на консультацию к психологу, показав тем самым, что ему не все равно, что происходит с сыном. Тогда и мальчик согласился продолжить наше общение.

Мы работали год. Так как защитная реакция равнодушия была уже закрепленной в течение многих лет, начиная с развода родителей, то понадобилось довольно много времени, чтобы начало восстанавливаться доверие к взрослым, чтобы потихоньку Сергей стал осознавать и проявлять эмоции через движения, говорить о своих чувствах.

12Далее