Фронтовая дружба

18/02/2012

Их сдружила кошкина смерть, вот ведь как бывает иногда в жизни. Они терпеть друг друга не могли, за все время знакомства до этого события не сказали друг другу и пары теплых слов - так уж вышло. Если бы не Муся, непонятно вообще, как бы повернулась судьба обоих людей, хорошо мне знакомых.

Их сдружила кошкина смерть, вот ведь как бывает иногда в жизни. Они терпеть друг друга не могли, за все время знакомства до этого события не сказали друг другу и пары теплых слов - так уж вышло. Если бы не Муся, непонятно вообще, как бы повернулась судьба обоих людей, хорошо мне знакомых.



Женечка и Фаина Андреевна жили в одном подъезде и постоянно конфликтовали. У обеих был сложный, чтобы не сказать больше, характер, только Фаине Андреевне было около семидесяти, а Женечке только-только исполнилось десять. Трудно сказать, с чего все началось, может, Женечка слишком громко топала под дверью у Фаины Андреевны, а может, Фаина Андреевна первая сделала Женечке замечание вредным скрипучим голосом - но между ними при встрече буквально проскакивали искры.

Женечка задирала нос, Фаина Андреевна обязательно делала ей замечание по поводу внешнего вида, или поведения, или просто так - она всем делала замечание, мимо нее, сидящей на лавочке с суровым выражением лица, даже старший по подъезду Михал Сергеич норовил проскользнуть боком, вытянувшись по струнке.

Фаина Андреевна жила одна, детей у нее не было, с дворовыми старушками она не зналась, и в ее ежедневных многочасовых прогулках компанию ей обычно составляли некрасивая умная кошка Муся и собака Жулька неизвестной породы. Она гуляла в любую погоду, круглый год, по неизменному маршруту: помойка - теплый канализационный люк у автомастерской - парк - магазин - приподъездная лавочка.

Кошка Муся на удивление спокойно следовала за ней всю дорогу вместе с собакой Жулькой, и обе они привычно присаживались подождать Фаину Андреевну в каждом из пунктов ее маршрута, пока та методично выкладывала для дворовых животных бумажные коробочки с кашей, косточки, остатки хлеба и прочую нехитрую снедь, аккуратно складывала опустошенные пакетики обратно в свою сумку и следовала дальше. Бабки ругались ей вслед - мол, прикармливает бродячих животных, подлежащих отлову и отстрелу, а она и ухом не вела, делала то, что считала нужным. Упрямая, несгибаемая.

Однажды Женечка увидела Фаину Андреевну в стороне от привычного маршрута: она стояла, прислонившись лбом к дереву недалеко от парка, около нее сидела Жулька с поникшим видом, а Муси не было видно. Что заставило Женечку подойти - она потом так и не смогла вспомнить. Она не была воспитанной девочкой, никогда не игралась в тимуровцев, но в тот раз подошла и спросила: Вам помочь? Вам плохо? Только подойдя почти вплотную, Женечка увидела, что Фаина Андреевна плачет, и что у ее ног лежит небольшой плоский сверток, из которого виднеется полосатый хвост.

Оказывается, в белое чистое вафельное полотенце была завернута Муся. Она последние два дня не ела и отказывалась гулять, и Фаина Андреевна уже хотела ее везти в пригород, к ветеринару, но сегодня утром просто нашла мертвую Мусю у входной двери на коврике. Видимо, вышел отпущенный кошкин срок, она ничем не болела и умерла как бы во сне, прожив длинную кошачью жизнь, почти 17 лет.

Плакала Фаина Андреевна оттого, что надо было Мусю похоронить, а у нее не было даже лопаты, и она почти дошла до парка по привычному маршруту, когда поняла, что ямку копать будет нечем. Женечка, выслушав ее рассказ, тут же рванула домой - у них на балконе с незапамятных времен хранился ржавый "дачный" инвентарь. Уже через десять минут она принесла лопату, и дальше пошла вместе с Фаиной, и даже помогла копать ямку в парке, в стороне от основных аллей.

Фаина Андреевна больше не плакала, в отличие от Женечки - которая все-таки разревелась, когда Фаина Андреевна так бережно и осторожно, как будто он был живой, укладывала белый сверток в неглубокую ямку, потом поправляла неловко лежащий хвост, потом аккуратно засыпала землей свою любимицу с непреклонным и строгим выражением лица. Это были первые похороны, на которых Женечка присутствовала, и они оставили сильный след в ее душе: она впервые видела вблизи такое большое человеческое горе.

12Далее