"Случайный" брат

04/11/2011

Тема приемных детей в нашей жизни весьма болезненна: и по отношению и к приемным детям, и к замещающим семьям действуют двойные стандарты, вокруг них немало предубеждений и мифов. Весьма поспособствовала этому и тайна усыновления, защищенная законодательно: если в семье все было благополучно, никому и в голову не приходило говорить о том, что ребенок приемный. Но если все шло не так, то и обществу, и приемным родителям было гораздо проще списать случившееся на дурную наследственность, гены, чем на собственные ошибки , промахи и недочеты в воспитании. Многих родителей, обдумывающих для себя возможность принятия в семью приемного ребенка, мучает вопрос: А что дальше? Что будет, когда он вырастет?. Сегодняшняя наша история именно об этом.

Тема приемных детей в нашей жизни весьма болезненна: и по отношению и к приемным детям, и к замещающим семьям действуют двойные стандарты, вокруг них немало предубеждений и мифов. Немало этому поспособствовала и тайна усыновления, защищенная законом: ведь если в семье все было благополучно, никому и в голову не приходило ее открывать. Но если все шло не так, то и обществу, и приемным родителям было гораздо проще списать случившееся на дурную наследственность, гены, чем на собственные ошибки , промахи и недочеты в воспитании. Многих родителей, обдумывающих для себя возможность принятия в семью приемного ребенка, мучает вопрос: А что дальше? Что будет, когда он вырастет?. Сегодняшняя наша история именно об этом.



У меня есть знакомая - я ее звала всегда тётя Света. Представляете себе гламур 70-х? Вот, это она. Пышно взбитая прическа, очки с затемненными стеклами, в пластмассовой оправе в пол-лица; сиреневые ногти; много золотых украшений на всех частях тела... Ее муж в нашей области двигал торговлю, а она сама работала в нашем закрытом ящике, выполняя функции массовика-затейника: огранизовывала отдельские праздники, по совместительству работала кассиром и профоргом. Была она всегда веселая и простая-простая, ничуть не чванная.

У них с мужем была дочь Лиза, свет в окошке. У Лизочки было ВСЁ. Ну все, что существовало в природе и все, что в принципе могла захотеть 10-летняя девочка. Она, белокурый голубоглазый ангел, была удивительно развитой девочкой, занималась в музыкальной школе, отлично училась, успешно посещала секцию художественной гимнастики и рулила любящими родителями как угодно. Не было у Лизы только сестрички, а она так ее хотела наверное, представляла, как будет ее наряжать, заплетать косички, как кукле, укладывать спать, кормить - и делить с ней прочие детские радости. Так что лет с шести она атаковала маму с папой просьбами о сестричке. Ее мечта осложнялась тем, что у тёти Светы были проблемы со здоровьем, очень трудная беременность, во время родов она чуть не умерла, и второго ребенка ей категорически запретили врачи.

В общем, Лизе довольно легко удалось уговорить родителей. Однажды они всей семьей пришли в Дом малютки и сказали - хотим девочку, вот вам конфеты, шампанское, а там во дворе машина, пусть из нее выгрузят фрукты, колбасу и игрушки. И заведующая проводила всех троих в танцевальный зал, непременный атрибут любого казенного детского учреждения. А потом привела туда группу четырехлеток - тётя Света решила, что ребенок более младшего возраста требует большей заботы и пока еще не так уж и хорошо приспособлен, чтобы служить куклой для Лизы. Детки зашли, сбились кучкой в уголке, воспитательница их подгоняла, равняла и строила, и вдруг из этой кучки выскочил тощий лопоухий рыжий мальчонка и кинулся к сидящей на лавочке семье. Как он понял, кто именно рулит в этой семье? Загадка.

А кинулся он к Лизе, обнял ее за колени и завопил "Сестричка, это моя сестричка за мной приехала!!" Взрослые опешили, Лиза испугалась и пыталась отодрать от себя мальчонкины руки, а он никак не отцеплялся от нее и продолжал вопить. Лизины родители сидели в ступоре, а воспитательница с заведующей поспешили девочке на помощь, мальчонку отодрали, и, ревущего в голос, уволокли в коридор. Лиза расплакалась. В конце концов, ей было всего только 10 лет. В кучке детей от испуга заплакали несколько девочек, процесс парадного смотра был непоправимо испорчен, тётя Света сидела ни живая ни мертвая от расстройства, папа искал пути к отступлению, Лиза рыдала. Воспитательница увела группу, заведующая как-то стала закруглять посещение, предлагая прийти в другой раз, тётя Света пыталась успокоить Лизу. Они уже уходили, когда Лиза вытерла слезы, тряхнула косичками и сказала "хочу братика, того, который на меня кинулся". Ее отговаривали и родители, и заведующая, но она стояла насмерть.

12Далее